Быть тестировщиком — ставить багам шах и мат

Опубликовано , автор: Ekaterina Ivanova

Анна Кутарба, инженер по тестированию продукта RubyMine в JetBrains, кандидат физико-математических наук, рассказала своей коллеге Екатерине Ивановой, техническому писателю и копирайтеру в JetBrains, о тестерской карме, багах в работе и в жизни, а еще об упорстве и везении, которые помогают выруливать в нужном направлении.

Анна Кутарба, инженер по тестированию продукта RubyMine в JetBrains

Анна Кутарба, инженер по тестированию продукта RubyMine в JetBrains
Фотограф Вера Вагенпфайль

Расскажи, как ты приехала в Питер?

Я родилась и выросла в Абхазии, училась в университете в Адыгее, а в Питер переехала учиться в аспирантуре. Честно говоря, это была невероятная история везения и упорства. Родители не очень хотели меня отпускать в большой город, но когда увидели, как серьезно я настроена, выбора у них просто не осталось.

Приехав на матмех, я поняла, что примерно половина программы отличается от того, что мы изучали в вузе, который я заканчивала. Собрав по общаге конспекты, я за месяц проштудировала огромное количество информации и сдала экзамен по специальности.
Но выяснилось, что мне все равно не хватало баллов и надо было пересдавать английский, хотя я учила немецкий. Я умудрилась его пересдать и пройти по баллам! И я, кстати, была одной из немногих с нашего курса, кто защитился, чем до сих пор горжусь. Снова пригодилось мое упорство, четкое планирование и немного везения.

Почему дальше в науку не пошла?

Все очень просто: нужно было работать, чтобы жить в Питере во время учебы. Сначала я была диджеем на радиостанции, пока училась в аспирантуре. Сразу пойти в программисты мне
не хватило уверенности. Затем в общаге кто-то мне посоветовал отправить резюме на вакансию тестировщика в очень крутую на тот момент американскую софтверную компанию
и в питерскую компанию, которая брала новичков. И добавил, что в первую меня, конечно,
не возьмут, а во вторую — точно возьмут. В тот же день я написала в оба места. И меня пригласили в ту самую «недоступную» американскую. Видимо, именно в момент собеседования проявилась моя тестерская карма. А после защиты вопрос возвращения
в науку уже не стоял: было интересней работать дальше.

Где ты работала до JetBrains?

Американская компания закрылась через год, и я попала в только что открывшийся питерский офис Яндекса. Я начала заниматься функциональным тестированием поиска. Собственно, с нас оно и началось, до нас было только тестирование производительности и качества.
Мы тестировали вручную и писали автотесты на Perl, затем перешли полностью на автоматизацию на Selenium + Java. Было очень интересно строить все с нуля, нанимать людей, автоматизировать тестирование, реагировать на мониторинги в ночи, переживать
за пропущенные критикалы в выдаче поиска.

Я получила там колоссальный опыт общения с абсолютно разными командами, разработчиками, менеджерами проектов. К тому же это был вообще первый удаленный офис компании, поэтому помимо тестирования, много усилий было затрачено на налаживание удаленных коммуникаций, чтобы нас в принципе воспринимали всерьез, а не как экспериментальный проект «а давайте попробуем тестирование в Питере». И нам это удалось. В какой-то момент я писала разработчику просто «привет», а он — «что сломалось?». Я считаю, для тестера это успех.

Как ты решилась на переход из тестирования веб-сервисов в тестирование программного обеспечения?

Если честно, решение далось не просто. На позиции руководителя в Яндексе я научилась решать разные задачи, но убивать одним выстрелом двух зайцев — развивать
и управленческие, и технические качества одновременно — не всегда получалось. Мне кажется, многим лидам знакомо чувство, когда тебе хочется вечерком после всех митингов сесть тихонько и наконец-то поработать. В итоге, решение оказалось самым очевидным: я сменила компанию и задачи.

А как тебе в JetBrains?

Опыт тестирования в JetBrains для меня в каком-то смысле уникальный. Во-первых, софт сам по себе один из самых сложных. Во-вторых, для того чтобы эффективно его тестировать, нужно мыслить и работать с IDE, как программист. Необходимо разбираться в технологиях как минимум на уровне написания тестового проекта. В то же время надо придумать такой тестовый пример, который позволит найти проблему. Тестировщик, как шахматист, должен уметь так «пойти», чтобы поставить шах и мат — то есть найти баг. Так как технологии не стоят на месте, ты постоянно развиваешься. Фактически челлендж каждый день. В-третьих, здесь работают очень умные люди. У меня очень классная команда, в которой каждый на своем месте.

А куда может развиваться тестировщик?

Тестировщик может развиваться во многих направлениях. Например, можно стать тест-лидом. Можно выбрать конкретную специализацию в тестировании, например тестирование производительности, автоматизацию, или вообще уйти в смежную профессию —
в программисты, в Product Management. Мне нравилось руководить группой тестирования в Яндексе, был замечательный опыт и очень классная команда. В JetBrains устроено немного
по-другому: здесь я сама могу расставлять приоритеты в задачах и это мне очень нравится. Так я могу сконцентрироваться на серьезном техническом опыте, ради которого я сюда и пришла.

В программисты не пробовала?

Не поверишь — ни разу не хотелось! Программирование меня интересует больше с точки зрения автоматизации тестирования. То есть я бы хотела оставаться в тестировании, заниматься автоматизацией и оптимизацией как тестирования, так и процессов. Мне нравится смотреть на продукт в целом, понимать как все взаимосвязано.

Почему ты так любишь тестирование?

Любовь с первого бага. Мне нравится разбираться в причинах событий, понимать, как все устроено, решать сложные задачи. Могу сказать, что мне удалось найти то, что у меня хорошо получается, и более того, моя профессия приносит пользу людям.

А как же тяжелые будни тестировщика? Рутина, все дела?

Ну, это есть в любой профессии. Бывают сложные периоды, когда очень много одновременно надо успеть, когда попадается сложный баг, который никак не воспроизвести, или, например, разработчик очень хочет, чтобы фича попала в релиз уже после фича-фриза, а она еще очень сырая. Есть, например, еще не отрегулированные процессы, которые усложняют работу, —
это как раз интересные задачи. А рутина не проблема: ее можно по максимуму автоматизировать. Бери и делай, пожалуйста.

Твоя профессия влияет на жизнь вне работы? Часто встречаются баги?

В обычной жизни я стараюсь не тестировать, особенно за рулем или перед банкоматом. Баги
в реальной жизни встречаются часто, и тут приходится фиксить самой или быстро находить воркэраунды. Наверняка многие сталкивались с проблемой окон, которые спроектированы так, что помыть их снаружи может только альпинист или спайдермен. А теперь представим, что это 25-й этаж и не все окна открываются. В общем, воркэраунд я нашла, но если бы тестировщик посмотрел на все это в самом начале, проблемы можно было бы избежать.

Что в твоей жизни есть помимо работы? Чем ты увлекаешься?

Я просто обожаю музыку и живые концерты. Концерты вообще для меня особенная история,
я получаю фантастически мощный заряд энергии. Это невероятные моменты, когда исполнитель замолкает и зал поет песню а капелла или музыканты так импровизируют, что у тебя мурашки по коже. Это незабываемо. Я была уже более чем на 40 концертах, и это если считать только те, что были на больших площадках. Я еще очень люблю классику, особенно итальянские оперы, могу даже всплакнуть — мои друзья так определяют, что постановка хороша. Дома продолжаю играть на фортепиано и петь — это моя мечта детства. Еще я открыла для себя благотворительные забеги, например Wings for Life в Мюнхене. Особенные ощущения, когда твое участие может помочь многим людям.

Я видела тебя в новогоднем выступлении JetVocals в 2016 году! То есть мечта сбылась?

И да, и нет. Я раньше мечтала петь, как Уитни Хьюстон, а теперь пою, как Анна Кутарба. Если честно, я несколько лет занималась вокалом и даже записала 6 песен для трибьют-альбома поп-дивам, но запись пока в процессе: постоянно есть, что улучшить. Как будет готов альбом, поделюсь. А опыт с хором JetBrains оказался нереально крутым. Спасибо нашему хормейстеру Оле Лукьяновой (разработчица в проекте ReSharper), благодаря ей у нас здорово получилось.

Почему ты переехала из Питера в Мюнхен? Сложно было привыкнуть? Скучаешь по чему-нибудь?

Это прозвучит необычно, но переехала я потому, что мне все нравилось в Питере.
Мне захотелось выйти из зоны комфорта, и результат мне понравился. Самое сложное было принять решение, а дальше уже зависело от желания и упорства. Сейчас, спустя три года,
я довольно сносно говорю по-немецки — это же круто! Здесь я наконец-то научилась кататься на лыжах и получать от этого удовольствие. Бавария вообще чем-то напоминает мой родной Кавказ: много солнца, горы, культ еды. Мне нравится, как бережно немцы относятся к природе. Здесь никто никуда не спешит, жизнь замедляется, и ты начинаешь ее чувствовать
по-настоящему. Ну и кстати, мне нравится, когда меня называют «фрау», что-то в этом есть. Скучаю, наверное, только по друзьям, по набережной Невы и по театрам.

За что ты любишь JetBrains?

За то, что меня ценят, уважают и заботятся обо мне. JetBrains по праву называют семейной компанией. Я прихожу на работу с большим удовольствием, вот уже восемь лет это мой второй дом.

И напоследок небольшой блиц:

Как ты думаешь, кто главней в проекте: программист или тестер?

Конечно, программист. Каждый разработчик — творец, а тестировщик ему помогает.

Что делать, если программисты не фиксят баги?

Шантажировать! Шучу, конечно, договариваться.

Сверхспособность, которой хотелось бы обладать?

Есть все что хочется и не толстеть.

Екатерина Иванова, технический писатель и копирайтер в JetBrains

Екатерина Иванова, технический писатель и копирайтер в JetBrains